Previous Entry Share Next Entry
Кто ты, мистер Асад?
yuri_egorow

Российское военное участие в сирийском конфликте стало реальностью. Поскольку сирийский кризис в полном разгаре и на сегодняшний день ни у кого нет для него решения, с Россией были связаны определенные надежды на появление нового подхода, который позволил бы выйти из тупика. В последнее время западные страны применяли к неустойчивым режимам одну и ту же стратегию: не вмешиваться до тех пор, пока правитель не теряет легитимность и не переходит к силовым действиям, но затем решительно поддержать революционные силы, чтобы свести к минимуму период безвластия. В Сирии эта стратегия не сработала – отчасти из-за того, что затянули с вмешательством, отчасти из-за того, что сирийская оппозиция быстро показала враждебность к США и Европе.

Суть подхода России стала ясна на сессии Генассамблеи ООН, где Владимир Путин назвал президента Сирии Башара Асада «единственной легитимной силой в Сирии». Про Башара Асада можно сказать многое, но он совершенно точно не является легитимной силой на уровне Сирии. Асад не контролирует и половины территории страны, он утопил в крови восстание, уже четыре года ведет гражданскую войну (сотни тысяч жертв с обеих сторон), а его противники убеждены в том, что он применял против них химическое оружие. В действительности нет никаких надежд на то, что население нынешней Сирии когда-нибудь признает Асада легитимным президентом. Настоящая проблема Сирии в том, что там нет ни одной силы, которая могла бы рассчитывать на легитимность, и потому не на кого делать ставкуКогда Путин говорит о легитимности Асада, он хочет лишь сказать, что Асад является законно избранным президентом Сирии. Однако это не одно и то же. Разумеется, подконтрольные Асаду органы власти признают результаты референдума по конституции 2012 г. и выборов 2014 г., которые позволили Асаду стать президентом в третий раз. Только это не добавляет ему легитимности, поскольку его оппоненты результатов этих голосований не признают и отказываются подчиняться его власти.

Противоречие между легитимностью и законностью является предпосылкой революции. Конечно, можно требовать, чтобы смена власти совершалась только по закону. Однако представим себе, что правитель становится тираном и меняет закон по своему усмотрению таким образом, чтобы оставаться у власти столько, сколько ему захочется. Его оппоненты могут считать, что он при этом поступает незаконно, но при действующем правителе у них нет способа доказать это в законном порядке, ведь подконтрольный тирану суд всегда примет решение в его пользу. Чтобы восстановить законность, оппозиции придется сначала совершить действия, которые с точки зрения действующей власти будут незаконными. Поэтому правитель, оставаясь законным с точки зрения установленного им порядка, может потерять легитимность.

Попытка уравнять легитимность с законностью имеет только одну цель – исключить даже теоретическую возможность революции, сделать ее попросту немыслимой. Неудивительно, что Сергей Лавров выступает с призывом подвергнуть «изоляции» все страны, где происходит насильственная смена власти, – т. е. фактически заранее атаковать любые революционные силы.

Подробно:  http://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2015/10/05/611387-vlast-pravo-dorogu-tiranii

Пиратское соглашение:  http://inosmi.ru/reg_mideast/20160208/235312193.html

Кто нам враг, а кто друг? http://yuri-egorow.livejournal.com/1547685.html

Герой СССР об Асаде:   http://rusjev.net/2015/11/20/geroy-sovetskogo-soyuza-sravnil-putina-s-gitlerom/

Шаткая власть Асада:  http://yuri-egorow.livejournal.com/1553823.html


?

Log in